Остов крейсера «Изумруд» на рифе мыса Орехова в заливе Владимира после подрыва его экипажем

Дутая российская «доблесть» на море: крейсер «Изумруд»





Остов крейсера «Изумруд» на рифе мыса Орехова в заливе Владимира после подрыва его экипажемТак исторически сложилось, что дела у России на море всегда шли из рук вон плохо. Флота, как такового, у россиян никогда не было, а все победы России на море приходятся либо на ослабевшую Швецию, либо на умирающую Османскую империю. Как только россияне встречали на море достойного противника, вот тут и начинала проявляться их дутая доблесть и картонные мышцы в военно-морской сфере. Было так в Крымской войне, потом в Русско-японской, затем в Первой мировой, ну и Вторая мировая также не стала исключением из правил.

Остановимся в данной публикации более подробно на одном мало приметном эпизоде Русско-японской войны, вернее, ее Цусимского сражения. Речь пойдет о позорной гибели бронепалубного крейсера 2-го ранга «Изумруд». Говоря «позорной», все же можно смягчить немного тон, так как до этого уже были бессмысленное избиение «Варяга» и его фактически сдача японцам после затопления на мелководье, самозатопление Первой Тихоокеанской эскадры, большая часть кораблей которой досталась японцам и сдача в плен остатков Второй Тихоокеанской эскадры, которой на тот период (после бегства и сдачи в плен З.П. Рождественского) пытался руководить контр-адмирал Н.И. Небогатов.

Крейсер «Изумруд», построенный на Невском заводе, на тот период был одним из новейших в составе Балтийского флота. В период Русско-японской войны был включен в состав Второй Тихоокеанской эскадры под началом адмирала З.П. Рождественского, вместе с которой проследовал на Дальний Восток.

В Цусимском сражении «Изумруд», можно сказать, отделался легким испугом. Не добившись попадания ни в один из вражеских кораблей, он тем не менее и не получил серьезной «обратки» — всего лишь три снаряда малых калибров с японских кораблей нанесли незначительный ущерб крейсеру, ранив при этом всего лишь несколько человек его команды. Все это российская пропаганда назовет «героизмом и умелой защитой более тяжелых кораблей эскадры от атак японских миноносцев».

На следующий день, после того, как японцы камня на камне не оставили от «могущественной» намедни российской эскадры, «Изумруд» с ее жалкими остатками был окружен японцами. После позорной сдачи в плен все еще боеспособных кораблей эскадры, «Изумруд» уличил момент, вышел из кильватерной колонны и проскочил между двумя зазевавшимися тяжелыми японскими крейсерами, которые уже начали праздновать победу.

После этого «героического» драпа, на «Изумруде» начали происходить странные события. В этот момент паника и страх обуяла командира корабля капитана 2-го ранга В.Н. Ферзена. Началось все с того, что, имея достаточный запас угля, по приказу командования, экипаж начал жечь в топках деревянную мебель и другую горящую утварь. При подходе к Владивостоку паника усилилась – от страха перед виртуальными японцами и их минными заграждениями Ферзен приказал следовать гораздо севернее спасительного порта к заливу Владимира. Это привело все к тому, что в ночь с 16 на 17 мая (с 29 на 30 мая – по новому стилю) 1905 года крейсер «Изумруд» наскочил на камни.

Напуганный до полусмерти виртуальными японцами и их кораблями Ферзен, не дожидаясь прилива и возможности самостоятельно сойти с камней, отдал приказ взорвать боеспособный корабль, а команде эвакуироваться на шлюпках, что и было сделано. «Изумруд» был подорван несколькими пиропатронами, заложенными в погреба с боеприпасами.

Российский советский писатель Алексей Новиков-Прибой, который сам принимал участие в Цусимском сражении, с сарказмом описывает шествие команды «Изумруда» во Владивосток. С его слов, команда купила по дороге у местных жителей коров и гнала их впереди себя, а местные жители в это время шутили и спрашивали у матросов и офицеров, как же они умудрились поменять корабль на крупный рогатый скот.

При любой другой ситуации Ферзена отдали бы под суд, однако на фоне всеобщего позора российского флота на протяжении всей войны случай с «Изумрудом» выглядел очень даже и ничего, поэтому российская пропаганда использовала его по-своему, обрисовав лихой героизм и мужество матросов и офицеров. Сам Ферзен был символично отмечен наградным оружием «За мужество».

Остов крейсера «Изумруд» на рифе мыса Орехова в заливе Владимира после подрыва его экипажем

Ну а развороченный взрывами остов бронепалубного крейсера 2-го ранга «Изумруд» еще долго лежал на камнях мыса Орехова в заливе Владимира, как разительное напоминание проходящим мимо судам о «доблести» русского флота.



Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,



Автор: Валерий Днепровский
Закончил в 1995 году факультет журналистики Киевского Государственного Университета, кандидат исторических наук, работает редактором интернет издания "Бульварний часопис", независимый блогер
Статей на сайте: 332

Оставить комментарий

Вы можете использовать эти HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>